Бесплатные федеральные тел. 8 (800) 500-27-29 доб. 216
» » Незаконные финансовые операции пошли мимо банков

Незаконные финансовые операции пошли мимо банков


Незаконные финансовые операции пошли мимо банковЗа три года объем сомнительных операций, проводимых через банки, сократился в 4,5 раза, говорится в макропрогнозе РЭУ им. Г.В. Плеханова, с которым ознакомились «Известия». В частности, объем незаконного обналичивания снизился в 3,4 раза, а вывод средств за рубеж — в 7,5 раза, отмечается в докладе. Как поясняют опрошенные «Известиями» эксперты, банки научились маскировать подозрительные операции. Кроме того, лазейкой для вывода средств из страны стали и криптовалюты, которые не регулируются законодательством. Из-за этого сомнительные трансакции не попадают в поле зрения регуляторов.

Бумажная архитектура


По итогам 2018 года объем сомнительных операций, проводимых кредитными организациями, составил 243 млрд рублей. Тремя годами ранее этот показатель находился на уровне 1,1 трлн рублей. Такая динамика приводится в макропрогнозе РЭУ им. Г.В. Плеханова. В нем отмечается, что объем незаконного обналичивания сократился в 3,4 раза, а вывод средств за рубеж — в 7,5 раза.

Авторы доклада полагают, что это может быть связано с сокращением количества банков, через которые осуществлялись незаконные операции. Оздоровление сектора Центробанком привело финансовую отрасль к более цивилизованным практикам. Снижение количества кредитных организаций с валютной лицензией сужает спектр возможностей для нелегального вывода средств за границу, отмечается в макропрогнозе.

Однако опрошенные «Известиями» независимые эксперты не уверены, что причины позитивной на первый взгляд статистики состоят исключительно в расчистке отрасли от недобросовестных игроков. Отчасти, объемы сомнительных операций сокращаются только на бумаге, полагает профессор РАНХиГС Юрий Юденков. По его словам, банки научились обходить острые углы: с помощью юридических и бухгалтерских «трюков» сделки и отчетность, попадающие к регулятору и контрольно-надзорным органам, преподносятся как абсолютно благонадежные.

— Фактически они вуалируют некоторые операции и не отражают их так, как положено, — рассказал Юрий Юденков. — Например, если раньше была прямая обналичка, то теперь деньги сначала проводятся через эксроу-счет, что создает видимость наличия каких-то рыночных взаимных обязательств между тем, кто переводит, и тем, кто обналичивает средства.

Есть ли правда в статистике


На более «качественную» маскировку сомнительных операций под рыночные указывают данные о легальном оттоке капитала за рубеж, утверждает первый замдиректора Института актуальной экономики Иван Антропов. Если с 2013 года показатель уменьшался, то с 2015 года он неуклонно увеличивается. Например, в 2018 году, по данным ЦБ, он вырос в 2,7 раза, до $67,5 млрд, а за январь-февраль 2019 года был зафиксирован двукратный рост по сравнению с аналогичным периодом годом ранее ($18,6 млрд за два месяца), отмечает эксперт.

Косвенно в пользу этого факта свидетельствует ряд скандалов, связанных с незаконным выводом капитала за границу, который происходил несколькими годами ранее. Например, МВД в феврале обвинило молдавского олигарха Владимира Плахотнюка в организации преступного сообщества, которое вывело из России более 37 млрд рублей в 2013–2014 годах. Или последнее нашумевшее дело о задержании бывшего министра Открытого правительства Михаила Абызова. Его также обвиняют в хищении и выводе за границу средств в 2015 году. Если операции, случившиеся несколько лет назад, разоблачаются только сейчас, то и статистика в эти годы была некорректной.

Кроме этого, в последние годы из-за бурного роста рынка криптовалют существенный объем финансовых операций попросту пропал из поля зрения регуляторов, добавила руководитель аналитического департамента компании «ФинИст» Катя Френкель.

По ее словам, многие трансакции не попадают в официальные данные. Если работа финансовых рынков регламентируется законодательством в каждой стране, то криптовалюта не регулируется и, следовательно, менее подконтрольна финансовым органам.

— Сейчас криптовалюта — это лазейка для вывода из страны «серых» денег, поскольку невозможно раскрыть информацию о криптокошельках, их содержимом и владельцах, — подчеркивает эксперт. — Остается невыясненным, к какой юрисдикции относятся эти активы и кто должен и имеет право их контролировать.

В будущем объемы операций через криптовалюту будут только расти, уверен Юрий Юденков. В том числе и международные трансакции, и связанные с обналичкой средств, так как сервисов конвертировать криптовалюту в традиционные фиатные довольно много.

У криптокошельков нет лицензии, следовательно, некому и следить за их содержимым. Получается, любой гражданин через коин сможет вывести из страны средства и об этом ни налоговая, ни Минфин, ни ЦБ не узнают, добавил эксперт.

В ЦБ на вопрос «Известий», как будут в дальнейшем развиваться события в сфере сомнительных операций, не ответили. Росфинмониторинг переадресовал вопросы к регулятору.

Впрочем, действия Банка России по борьбе с нарушениями на финрынке не стоит недооценивать. Он ведет борьбу с сомнительными операциями с 2013 года. И если тогда насчитывалось более тысячи кредитных организаций, то сейчас их меньше 500 (по последним данным, 478. — «Известия»).

По словам аналитиков, формулировки антиотмывочного законодательства дают регулятору право действовать максимально жестко. Если кредитная организация в течение года неоднократно нарушает требования 115-ФЗ — ей грозит лишение лицензии. Даже за две операции, которые ЦБ и Росфинмониторинг признают сомнительными, банк может потерять всё. Поэтому те игроки, которые остались на рынке, хорошо подумают, прежде чем использовать какие-либо непрозрачные схемы.
  Источник: LigaZakon.ru
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.