Бесплатные федеральные тел. 8 (800) 500-27-29 доб. 216
» » Где лежит черта между вмешательством в личную жизнь и общественной безопасностью

Где лежит черта между вмешательством в личную жизнь и общественной безопасностью


Где лежит черта между вмешательством в личную жизнь и общественной безопасностьюВ пермских автобусах появились объявления, предупреждающие пассажиров о том, что, если они надумают расплатиться за проезд пятитысячной купюрой, кондуктор сделает их фото.

Новшество родилось с подачи сотрудников Закамского автотранспортного предприятия. Дело в том, что в последнее время участились случаи выявления фальшивых купюр достоинством две и пять тысяч рублей. Мошенники пытаются сбыть их везде, в том числе и в общественном транспорте.

Фальшивку обнаружила бухгалтер-кассир во время сдачи кондуктором в кассу выручки. Стали разбираться, просматривать видеозапись, на которой обнаружили молодого человека, получившего сдачу в 4980 рублей в обмен на бумажку номиналом в пять тысяч. После этого случая всем раздали памятки, составленные полицейскими, где указано, куда обращаться, если есть сомнения в подлинности купюры.

Но кондукторам показалось этого мало. Поскольку именно им совместно с водителями автобусов приходится покрывать недостачу, они решили фотографировать всех, кто пытается оплатить проезд крупными купюрами. Зачем? Чтобы защитить свои зарплаты, но и помочь силовым структурам выявить нарушителей. Однако мэрия тут же напомнила перевозчику о необходимости соблюдения закона, да и само общество это начинание не поддержало.

- В нашем городе и так на каждом шагу камеры: на любом крупном перекрестке, в магазинах, банках, в тех же автобусах, - говорит пермячка Ирина Чернобровкина. - Добавьте к этому видеофиксаторы в автомобилях. Каждый житель города незапланированно, но обязательно попадает в какое-нибудь "кино". Знаем ли мы, кто и как использует все эти видео и фото записи?

Для подобных сомнений, к сожалению, есть почва. Где бы вы ни находились, никто не даст гарантии, что сейчас именно в этом месте не ведется какого-либо рода съемка. Ведь отсутствие информации, предупреждающей о существовании поблизости записывающей камеры, не значит, что ее нет. Доказательством тому - история, случившаяся в одном из гипермаркетов Волгограда, трое охранников которого отправились под суд за вмешательство в частную жизнь.

Неладное заподозрила горожанка, зашедшая в примерочную кабинку магазина. Женщина обратила внимание, что датчики пожарной безопасности и движения выглядят как-то странно - в их устройстве явно проглядывали объективы. Покупательница позвонила 02.

Прибывшие полицейские проверили оборудование и обнаружили скрытые камеры, замаскированные под датчики безопасности. Оказалось, что сторожа вели не только мониторинг, но и запись. На жестком диске компьютера охраны хранилось видео за 17 дней наблюдения. При дальнейшем разбирательстве были обнаружены еще две камеры в мужской и женской кабинках для переодевания работников магазина. При этом ни одной таблички, предупреждающей о съемке, в магазине не было.

Впрочем, камера в примерочной кабине, где покупатель иногда оказывается частично обнаженным, - это еще не верх вмешательства в частную жизнь. Куда более громкий скандал разразился в Башкирии в 2015 году. Тогда в двух родильных залах городской больницы N 3 обнаружили скрытые камеры видеонаблюдения. При этом роженицы об этом не подозревали и никакого согласия на съемку не подписывали.

Камера в примерочной кабине - это вмешательство в частную жизнь?


По заявлению о нарушении прав пациенток роддома, с которым в правоохранительные органы обратился 62-летний мужчина, было начато разбирательство. Доследственная проверка следственного комитета и служебная минздрава Башкирии выяснила, что никаких записей на самом деле в роддоме не велось, потому что камеры, установленные на случай съемок учебного фильма по родовспоможению, не были подключены.

Нечто подобное произошло недавно в петербургской школе N 371. Родители учеников узнали, что в школьных туалетах появились камеры видеонаблюдения. Они подняли волну возмущения, к делу подключились журналисты, юристы и надзорные органы.

Оказалось, впрочем, что на самом деле за детьми никто не следит. Камеры были просто качественными имитациями, а ставить муляжи закон не запрещает. По словам директора школы Наталии Сильевой, так руководство решило припугнуть хулиганивших учеников - кто-то повадился пачкать стены фекалиями. Это дало свои результаты: безобразничать перестали.

В общем-то камеры слежения в учреждениях торговли, здравоохранения, образования и многих других местах большого скопления людей - это норма. И иногда это действительно дисциплинирует граждан и осложняет жизнь правонарушителям.

Кто знает, может, объявление о фотосъемке держателей пятитысячных купюр, вывешенное в пермских автобусах, тоже сыграло бы как предупреждение, как заявление мошеннику о том, что против него не только силовики, но и все общество. Ведь так называемое общественное мнение и общепринятая мораль еще имеет свою силу.

Доказательством тому пример из Ростовской области, где судебные приставы очень оригинальным способом решили разыскивать злостных алиментщиков. Информация о должниках - цветной фотопортрет, фамилия и имя нерадивого отца - печаталась прямо на внутренней стороне крышки коробок с тортом. Там же были указаны телефоны, по которым можно было сообщить о его местонахождении.

Тогда по звонку покупателя был найден алиментщик, находящийся в федеральном розыске, задолжавший своему ребенку более 700 тысяч рублей. Но несмотря на это, акция все-таки не прижилась в регионе.

Попытки бороться с нарушителями тех или иных законов общежития подобными мерами - с использованием личных данных - предпринимались в каждом регионе. В Красноярском крае владельцы нескольких кафе, например, дали согласие на размещение на картонных подставках под пивные кружки фотографий злостных должников. В одном из ТСЖ Пермского края публиковали список должников за коммунальные услуги со всеми регалиями и номерами телефонов.

Такой всплеск активности случился после 2013 года, когда в законодательстве появились изменения, позволившие публиковать персональные данные тех, кто нарушает государственные, общественные или иные интересы. А значит, их фотографии и имена могут обрабатываться без согласия субъекта персональных данных в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов.

Тем не менее закон предусматривает и право субъекта персональных данных обжаловать действия государственных органов в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке. Требовать можно как возмещения убытков, так и компенсацию морального вреда.

Что касается пермской истории, то после вмешательства мэрии объявления о фотосъемке в автобусах исчезли.

- Любая фотосъемка может быть осуществлена только с согласия лица, которого собираются снимать, - говорит адвокат Марина Казанцева. - Поскольку это персональные данные, он должен знать, где и как его изображение может быть использовано. Если мы говорим о ситуации с предъявлением для расчета за проезд в автобусе возможно фальшивой купюры, то очевидно, что этот человек сразу попадает под подозрение. А это уже может рассматриваться как нарушение личных неимущественных прав, в частности, на неприкосновенность частной жизни, защиту своей чести и доброго имени, а также презумпции невиновности.

Какая съемка не запретна


"Главными критериями разграничения незаконной съемки от законной является наличие или отсутствие согласия гражданина на съемку либо наличие публичного интереса, - пояснил адвокат Вячеслав Голенев. - Под съемкой в публичных интересах, в частности, может пониматься съемка, совершенная очевидцами правонарушения в целях защиты общественной безопасности". Проще говоря, снять на видео, как кто-то затевает драку или нарушает правила общественного движения можно назвать гражданским долгом. Но при условии, что гражданин направит съемку в компетентные органы, а не станет шутки ради распространять ее по соцсетям. "Правомерной будет съемка, проводимая в местах, открытых для свободного посещения, в том числе открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), - продолжает Вячеслав Голенев. - Главное, чтобы изображение гражданина не являлось основным, за него не бралась плата, гражданин не был публичным лицом) и такое изображение не было способом удовлетворения обывательского интереса к частной жизни".

Как уточняет адвокат Дмитрий Мальбин, в гражданско-правовом смысле нарушением является только обнародование изображения гражданина,то есть осуществление действий, которые делают изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, в том числе в сети Интернет. "Поэтому само по себе фотографирование человека не формирует гражданское правонарушение в смысле статьи 152.1 Гражданского кодекса РФ, но опубликование такой фотографии, например в социальных сетях, позволяет гражданину требовать от правонарушителя удаления такой фотографии из сети Интернет".

"По общему правилу, если изображенные на коллективном фотоснимке граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку и при этом не запретили обнародование и использование фотоснимка, то один из этих граждан вправе обнародовать и использовать такое изображение без получения дополнительного согласия на это от иных изображенных на фотоснимке лиц, за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц", - говорит советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн.

Когда съемка ведется в общественных интересах (или, еще можно сказать - публичных), то разрешения также не требуется. Общественный интерес - это, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

"Допускается использование видеосъемки в трудовых отношениях. Если видеонаблюдение ведется открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, размещены оповещающие таблички, при этом доступ на предприятие ограничен, то нет оснований считать, что имело место недопустимое вмешательство в частную жизнь работников предприятия, - говорит Евгений Рубинштейн. - В судебной практике можно встретить немало исков, когда работники обращаются с требованиями прекратить видеосъемку на рабочих местах, полагая, что установкой видеокамер ухудшаются условия их труда, нарушается право на личную и семейную тайну, обрабатываются персональные данные помимо их воли. Однако такие иски суды, как правило, отклоняют со ссылкой на недоказанность нарушения права граждан на уважение частной жизни. Объектом видеосъемки является не сбор информации о работниках компании и их частной жизни, а контроль за выполнением ими своих трудовых обязанностей, т.е. работодателем в такой ситуации преследуется правомерная цель".
  Источник: LigaZakon.ru
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.