Бесплатные федеральные тел. +8 (800) 500-27-29 доб. 216
» » Суд отказал пациентке в расторжении договора об оказании услуг по блефаропластике, но взыскал с клиники компенсацию морального вреда

Суд отказал пациентке в расторжении договора об оказании услуг по блефаропластике, но взыскал с клиники компенсацию морального вреда


Суд отказал пациентке в расторжении договора об оказании услуг по блефаропластике, но взыскал с клиники компенсацию морального вредаВолгоградский областной суд вынес решение по спору между клиникой пластической хирургии и бывшей пациенткой клиники: с одной стороны, с клиники взысканы 45 тыс. руб. – возмещение морального вреда и "потребительский штраф", ибо установлены дефекты оказания медпомощи. С другой стороны, "подтянутой" даме отказано в возврате уплаченных ею денег, потому что, по мнению суда, она не доказала, что допущенные клиникой нарушения (в их числе отсутствие протокола операции в медкарте и необработка операционного поля антисептиком) носят существенный характер (определение Волгоградского областного суда от 5 декабря 2018 г. по делу № 33-17137/2018).

 

Изначально иск о расторжении договора оказания платных медицинских услуг, взыскании уплаченной по договору суммы, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа был мотивирован лишь тем, что пациентка на протяжении длительного времени после подтяжки страдала от постоянной боли в области глаз и скул. Об этом, якобы, врачи клиники ее заранее не предупредили. А кроме того, эта боль, по мнению истицы, является следствием некачественного оказания ей медицинских услуг.

 

Клиника, со своей стороны, указывала на то, что дама подписывала информированные добровольные согласия на медицинские вмешательства, и в этих согласиях ей были разъяснены возможные факторы риска от проведения операций, равно как и то, что хирургические и послеоперационные факторы риска не могут быть полностью предсказуемыми.

 

По делу была назначена экспертиза, которая обнаружила некоторые дефекты оказания медицинской помощи пациентке. Причем часть дефектов была такого свойства, что невозможным стало проведение самой экспертизы – в части проверки самой операции на соответствие необходимым требованиям. В целом эксперт поведал следующее:

  • перед проведением операции даме не проведено исследование крови на общий биохимический профиль;
  • при проведении самой операции не была проведена (либо не указано в протоколе операции, что проведена) обработка операционного поля раствором антисептика;
  • несмотря на название операции, которую провели пациентке – "Подтяжка кожи нижней трети лица и шеи с натяжением СМАС (пликация)", – протокол самой операции в медицинской карте стационарного больного на имя истицы отсутствует. При этом из записей врача в медкарте следует, что спустя пять дней после операции пациентке сняли швы на веках. А значит, какие-то хирургические манипуляции в области век даме все же были проведены.

Но по тем скудным данным, что сохранились в меддокументации, эксперт не смог достоверно установить – ни какие именно хирургические манипуляции, в каком объеме и т. д. были проведены истице, ни, тем более, оценить действия врачей и медперсонала при проведении данной операции на предмет правильности и соответствия медицинским технологиям.

 

Суд решил, что – поскольку доказательств, свидетельствующих об иных дефектах медпомощи у суда нет, – то и вывод о существенном характере доказанных нарушений (отсутствие анализа крови "на биохимию" и обработки антисептиком) обосновать нечем. Потому в возврате денег за некачественно оказанные услуги даме отказали. А тех нарушений, что были установлены экспертом, "хватило" на 30 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда (плюс еще половина этой суммы в качестве "потребительского штрафа").

 

Отметим, однако, что в данном деле областной суд применил нормы главы 59 Гражданского кодекса (о деликтах), с соответствующим распределением бремени доказывания, и даже потребовал от потерпевшей предоставить суду доказательства, подтверждающие факт наличия недостатка услуги.

 

Между тем, согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, в делах такого рода к правоотношениям сторон следует применять Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей", который вводит иное распределение бремени доказывания (например, определение ВС РФ от 6 ноября 2018 г. № 14-КГ18-35, определение ВС РФ от 27 марта 2018 г. № 5-КГ18-15, определение ВС РФ от 6 июня 2017 г. № 74-КГ17-5). В частности, именно исполнитель медицинских услуг должен доказывать обстоятельства, освобождающие его от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда (непреодолимая сила, а также иные, предусмотренные законом). Учитывая данный нюанс, у судебного дела есть шанс на кассационное продолжение.

  Источник: LigaZakon.ru

Не нашли ответ, задайте вопрос Адвокату onlain бесплатно


Спросить у юриста быстрее, чем искать 8 (800) 500-27-29 доб. 216

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.